VI. Возвращение в Джахилью 11 глава

Айша двинулась к воде, и прямо за нею — Мишала, влекомая 2-мя ассистентами. Саид подбежал к ней и попробовал отбить её у селян.

— Отпустите мою супругу. Немедля! Будьте прокляты! Я — ваш заминдар. Пустите её; уберите ваши грязные руки!

Но Мишала прошептала:

— Они не сделают этого. Уходи, Саид. Ты закрыт. Море раскрывается только VI. Возвращение в Джахилью 11 глава тем, кто открыт.

— Мишала! — выл он, но ноги её уже были влажны.

Чуть Айша ступила в воду, фермеры кинулись бежать. Те, кто не мог, запрыгивали на спины тех, кто мог. Держа на руках малышей, титлипурские мамы мчались вглубь моря; внуки поднимали бабушек на плечи и торопились навстречу волнам. Не VI. Возвращение в Джахилью 11 глава прошло и минутки, как вся деревня погрузилась в прибой, плескаясь, опрокидываясь, поднимаясь, непреклонно двигаясь вперёд, к горизонту, никогда не обернувшись вспять, к берегу. Мирза Саид тоже вошёл в воду.

— Вернись, — умолял он супругу. — Ничего не происходит, вернись.

У края воды стояли госпожа Курейши, Осман, сарпанч, Шри Шринивас. Мама Мишалы опереточно VI. Возвращение в Джахилью 11 глава плакала:

— О дитя моё, дитя моё. Что все-таки будет?

Осман ответил:

— Когда станет ясно, что чудес не случится, они повернут назад.

— А бабочки? — проворчал Шринивас. — Чем были они? Несуразной случайностью?

И здесь до их дошло, что фермеры не возвратятся.

— Они практически все уже прошли свою глубину, — молвил сарпанч VI. Возвращение в Джахилью 11 глава.

— Сколько из их умеет плавать? — спросила, всхлипнув, госпожа Курейши.

— Плавать? — воскликнул Шринивас. — С каких это пор деревенщины могут плавать?

Они орали, как будто находились в миле друг от друга, прыгали с ноги на ногу, их тела рвались войти в воду, сделать хоть чего-нибудть. Казалось, что они пляшут в VI. Возвращение в Джахилью 11 глава огне[1230]. Командир полицейской бригады, отправленной вниз для управления массой, подошёл, когда Саид выкарабкался из воды.

— Что происходит? — полюбопытничал офицер. — Что за волнения?

— Остановите их, — Мирза Саид, задыхаясь, указал в сторону моря.

— Они злоумышленники? — спросил полисмен.

— Они желают умереть, — ответил Саид.

Очень поздно. Фермеры, чьи головы ещё поплавками покачивались VI. Возвращение в Джахилью 11 глава вдалеке, достигнули края шельфа. Фактически сразу, не предпринимая никаких видимых попыток спастись, они погрузились под воду. В единый миг все пилигримы Айши пропали из виду.

Ни какой-то из них не появился вновь. Ни одна задыхающаяся голова либо мечущаяся рука.

Саид, Осман, Шринивас, сарпанч и даже заплывшая жиром VI. Возвращение в Джахилью 11 глава госпожа Курейши кинулись в воду, вопя:

— Боже милостивый; сюда, кто-либо, на помощь!

*

Людские существа, столкнувшись с угрозой утопнуть, бьются с водой. Это просто тошно людской природе — кротко шагать вперёд, пока море не всосет тебя. Но Айша, Мишала Ахтар и титлипурские фермеры погрузились в морскую гладь; и никто их VI. Возвращение в Джахилью 11 глава больше не лицезрел.

Госпожа Курейши была извлечена полицейскими на сберегал — с голубым лицом, с лёгкими, полными водой, и нуждающаяся в поцелуе жизни. Османа, Шриниваса и сарпанча вынули чуток позднее. И только Мирза Саид Ахтар продолжал нырять, всё далее и далее в море, всё подольше и подольше оставаясь под водой; пока его VI. Возвращение в Джахилью 11 глава тоже не выловили из Аравийского моря, измождённого, хворого и ослабевшего. Паломничество завершилось.

Мирза Саид проснулся в больничной палате, чтоб найти мужчину из уголовного розыска рядом со собственной кроватью. Власти рассматривали возможность задержать оставшихся в живых членов экспедиции Айши в связи с попыткой незаконной эмиграции, и детективов VI. Возвращение в Джахилью 11 глава проинструктировали слушать их истории до этого, чем у их будет шанс посовещаться.

Вот показания титлипурского сарпанча, Мухаммед-дина:

— Когда я совершенно выбился из сил и решил, что наверное погибну в этой воде, я увидел всё своими очами; я увидел, что море разделилось, как будто волосы под расчёской; и все они были VI. Возвращение в Джахилью 11 глава там, далековато, они уходили прочь. Она была там тоже, моя супруга, Хадиджа, которую я обожал.

Вот что Осман, воловий мальчишка, поведал детективам, страшно смущённым показаниями сарпанча:

— Сначала я очень страшился утопнуть. Но я искал-искал, сначала её, Айшу, которую знал до того, как она поменялась. И только VI. Возвращение в Джахилью 11 глава в последний миг я увидел, что она случилась, эта замечательная вещь. Воды раскрылись, и я увидел, как они идут по дну океана, посреди умирающей рыбы.

Шри Шринивас тоже поклялся богиней Лакшми, что лицезрел разделение Аравийского моря; и когда детективы добрались до госпожи Курейши, они были очень опечалены, ибо знали, что эти люди VI. Возвращение в Джахилью 11 глава не могли приготовить свою историю сообща. Мама Мишалы, супруга огромного банкира, поведала своими словами ту же повесть.

— Веруйте, не веруйте, — решительно подытожила она, — но что лицезрели мои глаза, то повторяет мой язык.

Покрываясь гусиной кожей, люди из угро предприняли попытку допроса третьей степени:

— Послушай, сарпанч, не VI. Возвращение в Джахилью 11 глава нужно срать через рот. Там было много народа, никто не лицезрел ничего подобного. Трупы утопленников уже плывут к берегу, раздувшиеся, как воздушные шары, и смердящие, как будто ад. Если ты будешь продолжать отпираться, мы возьмём тебя в оборот и за нос вытащим к правде.

— Делайте со мною всё, что возжелаете, — ответил следователям VI. Возвращение в Джахилью 11 глава сарпанч Мухаммед-дин. — Но я всё равно лицезрел то, что лицезрел.

— А вы? — сотрудники угро собрались около чуть проснувшегося Мирзы Саида Ахтара, чтоб допросить его. — Что вы лицезрели на пляже?

— Как вы сможете спрашивать? — возмутился он. — Моя супруга утонула. Хватит долбать меня своими вопросами.

Узнав, что он оказался VI. Возвращение в Джахилью 11 глава единственным выжившим из хаджа Айши, не засвидетельствовавшим разделения волн (Шри Шринивас сказал ему то, что лицезрели другие, добавив темно: «Именно из-за нашего позора нас не сочли достойными аккомпанировать её. Пред нами, Сетджи, воды сомкнулись; они захлопнулись перед нашими лицами, как будто Райские врата»), Мирза Саид сломался VI. Возвращение в Джахилью 11 глава и прорыдал неделю и один денек; сухие всхлипы продолжали сотрясать его тело ещё длительно после того, как в слёзных каналах исчерпалась соль.

Потом он отправился домой.

*

Моль съела пунка Перистана, а библиотека была сожрана млрд голодных червяков. Когда он включил кран, змеи потекли заместо воды, и ползучие растения обвивались вокруг кровати VI. Возвращение в Джахилью 11 глава с 4-мя гербами, в какой когда-то спали вице-короли. Казалось, что время ускорилось в его отсутствие и столетия неописуемым образом потекли заместо месяцев, потому, когда он коснулся огромного персидского ковра, свёрнутого в танцзале, тот распался под его рукою, а ванны были полны лягушек с красными очами. Ночкой шакалы завывали VI. Возвращение в Джахилью 11 глава на ветру. Величавое древо было мертво либо при погибели, и поля были бесплодны, как пустыня; сады Перистана, в каких когда-то, давным-давно, он лицезрел прекрасную молоденькую девченку, сейчас издавна пожелтели, обернувшись уродством. Стервятники были единственными птицами в небе[1231].

Он вынул кресло-качалку на веранду, сел и стал мягко VI. Возвращение в Джахилью 11 глава покачиваться, чтоб заснуть.

В один прекрасный момент, только в один прекрасный момент, он посетил древо. Деревня рассыпалась в останки; безземельные фермеры и похитители пробовали захватить брошенную землю, но засуха прогнала их. Тут не бывало дождиков. Мирза Саид возвратился в Перистан и повесил замок на заржавелые ворота. Его не заинтересовывала VI. Возвращение в Джахилью 11 глава судьба выживших товарищей; он подошёл к телефону и вырвал его из стенки.

По прошествии бессчётного количества дней ему пришло в голову, что он истощал до погибели, ибо тело его излучало тяжёлый запах средства для удаления маникюрного лака; но, так как он не испытывал ни голода, ни жажды, он VI. Возвращение в Джахилью 11 глава решил, что нет никакого смысла находить еду. Зачем? Намного лучше качаться в этом кресле, и не мыслить, не мыслить, не мыслить.

Прошедшим вечерком он услышал шум, как будто гигант вытаптывал лес под ногами, и почуял зловоние, как будто от пердения гиганта; тогда и он сообразил, что древо пылает. Он VI. Возвращение в Джахилью 11 глава поднялся с кресла и неровным шагом поплёлся к саду, чтоб посмотреть на пожар, пламя которого пожирало истории, мемуары, генеалогии, очищая землю и приближаясь к нему, чтоб подарить освобождение; — ибо ветер нёс огнь к основанию дома, и сейчас очень скоро, очень скоро настанет его очередь. Он увидел, как древо распалось VI. Возвращение в Джахилью 11 глава на тыщу осколков, и ствол лопнул, как сердечко; тогда он отвернулся и, пошатываясь, направился в сад — туда, где Айша когда-то изловила его взгляд; — а потом ощутил, как медлительность накатывается на него — величавая тяжесть[1232], — и присел в пыли увядания. До этого, чем глаза его сомкнулись, он ощутил что-то VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, щекочущее его губки, и увидел небольшую стайку бабочек, стремящихся войти к нему в рот. Потом море нахлынуло на него, и он очутился в воде около Айши, волшебно проступающей из тела его супруги...

— Откройся, — рыдала он. — Откройся обширно!

Щупальца света текли из её пупка, и он рубил их, рубил ребром ладонями VI. Возвращение в Джахилью 11 глава.

— Откройся, — орала она. — Ты прошёл так далековато, сейчас окончи начатое.

Как он мог слышать её глас?

Они были под водой, потерявшиеся в рёве моря, но он мог явственно слышать её[1233], они все могли слышать её: этот глас, схожий колоколу.

— Откройся, — произнесла она.

Он закрылся.

Он был VI. Возвращение в Джахилью 11 глава крепостью с лязгающими воротами.

Он утопал.

Она утопала тоже. Он лицезрел, как вода заполняет её рот, слышал, как она булькает в её лёгких. Тогда и что-то в нём воспротивилось этому, сделав другой выбор, и тогда, когда самая сущность его сердца треснула и распалась, он открылся.

Тело его раскололось VI. Возвращение в Джахилью 11 глава от кадыка до чресел, чтоб она смогла достигнуть его глубин, тогда и она открылась, и они все, и в самый миг их открытия воды разделились, и они пошли в Мекку по ложу Аравийского моря[1234].

IX. Расчудесная Лампа

Через восемнадцать месяцев после сердечного приступа Саладин Чамча опять поднялся в воздух в ответ на телеграфное VI. Возвращение в Джахилью 11 глава весть, что его отец на последней стадии множественной миеломы[1235] — системного рака костного мозга, который был «сто процентов фатальным», как несентиментально выразился терапевт Чамчи, когда тот телефонировал ему, чтоб уточнить подробности. Отец и отпрыск фактически не контактировали с того времени, как Чингиз Чамчавала выслал Саладину доходы от скошенного грецкого орешка VI. Возвращение в Джахилью 11 глава все эти вечности вспять. Саладин послал короткую записку с сообщением, что пережил бостанскую катастрофу, и даже получил короткое послание в ответ: «Отв. на тв. сообщение[1236]. Эту информацию уже получал». Все же, когда пришла телеграмма с дурной вестью — подписанная незнакомой 2-ой супругой, Насрин II, и тон был достаточно VI. Возвращение в Джахилью 11 глава неприкрашенный: ОТЕЦ Стремительно Потухает + ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ПОВИДАТЬСЯ Резвее ПРИЕЗЖАЙ + Н ЧАМЧАВАЛА (Г-ЖА), — он, к собственному удивлению, нашел, что после целой жизни запутанных отношений с папой, после длительных лет телеграфных перебранок и «бесповоротных разрывов» он всё ещё был способен к этой легкой реакции. Обязательно, архиважно, непременно добраться до Бомбея до этого VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, чем Чингиз покинет его навечно.

Он издержал наилучшую часть денька, сначала стоя в очереди за визой в консульской секции Индийской палаты[1237], а потом пытаясь уверить утомлённое должностное лицо в безотлагательности собственной заявки. Он, как последний дурачина, запамятовал принести телеграмму и получил в конечном итоге, что «у вас VI. Возвращение в Джахилью 11 глава нет доказательств. Как видите, хоть какой может придти и сказать, что его отец погибает, не так ли? Чтоб побыстрее». Чамча пробовал сдерживать своё возмущение, но, в конце концов, взорвался:

— По-вашему, я похож на халистанского фанатика[1238]? — Должностное лицо пожало плечами. — Я скажу вам, кто я, — ревел Чамча, разъяренный VI. Возвращение в Джахилью 11 глава этим пожиманием, — я — злосчастный сукин отпрыск, который был взорван террористами, падал 30 тыщ футов с неба из-за террористов, а сейчас из-за этих террористов ещё и должен вытерпеть оскорбления от всяких там чиновников вроде вас.

Его заявка на визу, надёжно размещённая его противником в самом низу здоровой стопы, не рассматривалась VI. Возвращение в Джахилью 11 глава целых три денька. 1-ый доступный рейс был только спустя ещё 30 6 часов: и это был «Эйр-Индия[1239]-747», и звался он «Гулистаном».

Гулистан и Бостан, Райские сады-близнецы — сначала был тот, а сейчас ещё и вот этот... Спускаясь по одному из желобков, по которым пассажиры Третьего Терминала текли к самолёту, Чамча увидел заглавие VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, красующееся около открытой двери 747-го, и побледнел, как будто тень. Потом он услышал одетую в сари индийскую стюардессу, приветствующую его с очевидным канадским акцентом, и растерял остатки самообладания, отпрянув подальше от самолёта в неподдельном рефлекторном страхе. Он застыл, столкнувшись с раздражённой массой пассажиров, ожидающих принятия на VI. Возвращение в Джахилью 11 глава борт, и ощутил, как абсурдно должен смотреться: с коричневой кожаной сумкой в одной руке, 2-мя застёгнутыми на молнии чехлами для костюмов в другой и очами на стебельках от страха; но длительное мгновение он был совсем неспособен двигаться. Масса напирала; если это артерия, задумывался он, то я — грёбаный тромб.

— Я VI. Возвращение в Джахилью 11 глава тоже дрожал как цыц-цыц... цыплёнок, — раздался весёлый глас. — Но сейчас у меня есть хихитрость. Я раскидываю руки в попка... полёте, и это всегда мать... может удержать самолёт вовне... вне... в небе.

*

— Сейчас верховная бобо... богиня, непременно, Лакшми, — доверился Сисодия за виски, чуть они благополучно взлетели.

(Он был так же неплох на VI. Возвращение в Джахилью 11 глава самом деле, как и словестно, когда дико размахивал руками, пока «Гулистан» нёсся по взлётно-посадочной полосе, а позже удовлетворённо раскинул их в стороны, робко просияв. «Срабабабатывает каждый раз». Они оба путешествовали на верхней палубе 747-го, зарезервированной для некурящих бизнес-класса, и Сисодия переместился на пустующее место рядом с Чамчей VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, как будто воздух, заполняющий вакуум. «Называйте меня Виски, — настаивал он. — Куда вы лили... лили... летите? Как мать... много вы получаете? Как додо... длительно вы там не были? Вы понимаете всех дам в городке, либо вам нужна попка... попка... помощь?»)

Чамча закрыл глаза и сосредоточился на своём VI. Возвращение в Джахилью 11 глава отце. Самое мрачное, сообразил он, заключалось в том, что он не мог вспомнить ни 1-го счастливого денька с Чингизом за всю свою сознательную жизнь. А самым веселым стало открытие, что даже непростительное грех отца может быть всё-таки прощено в самом конце. Держись, умолял он беззвучно. Я прилечу — так VI. Возвращение в Джахилью 11 глава стремительно, как смогу.

— В это мать... материалистичное время, — разъяснил Сисодия, — кто ещё, как не богиня бобогатства? В Бомбее юные бизнесмены цеце[1240]... целые ночи проводят пуп... пуджа-пати. Скульптура Лакшми председательствует, с перевёрнутыми лаладонями, и светящиеся пузырьки стекают с её папа... пальцев, освещая всё вокруг: осознаете, будто бы достояние льётся из её лап VI. Возвращение в Джахилью 11 глава... лап... ладоней.

На киноэкране салона стюардесса показывала разные спасательные процедуры. Мужская фигура в углу экрана переводила её слова на азбуку глухонемых. Это прогресс, согласился Чамча. Кинофильм заместо людей, маленькое повышение в трудности (немая речь) и существенное повышение в цены. Высочайшие технологии на службе типо безопасности; тогда как по VI. Возвращение в Джахилью 11 глава сути воздушные путешествия с каждым днём становились всё опаснее, мировые акции авиации старели, и никто не мог позволить для себя обновить их. Самолёты каждый денек распадались на части (либо, во всяком случае, такое создавалось воспоминание), и сталкивались, и промахивались мимо адреса тоже. Так что кинофильм был менее VI. Возвращение в Джахилью 11 глава чем очередной ложью, ибо его существование гласило: Смотрите, как много мы готовы сделать ради вашей безопасности. Мы даже сделали вам кинофильм об этом. Стиль заместо материи, образ заместо реальности...

— Я планирую крупнобюбюджетную картину о ней, — гласил меж тем Сисодия. — Это кока... конфиденциальнейшая информация. Пригласим На-На... наверняка, Шридеви, я так VI. Возвращение в Джахилью 11 глава нанадеюсь. Сейчас, когда возвращение Джабраила права... права... провалилось, она — звезда номер один.

Чамча услышал, какой след оставил Джабраил Фаришта, возвратившись. Его 1-ый кинофильм, «Разделение Аравийского моря», подвергся ожесточенному разгрому; эффекты смотрелись кустарно, женщина в главной роли Айши, некоторая Пимпл Биллимория, была удручительно неадекватна, а образ самого Джабраила в роли архангела был VI. Возвращение в Джахилью 11 глава заклеймён многими критиками как нарциссический и мегаломаниакальный. Деньки, когда он не был в состоянии сделать что-либо некорректно, миновали; его 2-ая картина, «Махунд», натолкнулась на огромное количество разнообразнейших религиозных рифов и сгинула без следа.

— Как видите, он решил раработать с другими продюсерами, — сокрушался Сисодия. — Жажадность звиз VI. Возвращение в Джахилью 11 глава... взвиз... звезды. У меня эффекты все-все... всегда работают, а хрук-хрук... неплохой вкус можно принимать как само сособой разумеющееся.

Саладин Чамча прикрыл глаза и откинулся на спинку сидения. Он выхлебал собственный виски очень стремительно из-за ужаса перед полётом, и в голове у него поплыло. Сисодия больше не VI. Возвращение в Джахилью 11 глава вспоминал о собственной прежней привязанности к Фариште, которая сейчас так истончилась. Эта связь сейчас принадлежала прошлому.

— Шш... шш... Шридеви как Лакшми, — пропел Сисодия, совершенно не секретно. — Сейчас, когда стала чичистым золотом. Вы же ак... актёр. Вы должны работать додома. Позвоните мне. Может, мы сможем заняться биби... делом. Эта картина: незапятнанная VI. Возвращение в Джахилью 11 глава кака... кака... как алмаз.

Голова Чамчи кружилась. Какое странноватое значение воспринимали слова! Всего некоторое количество дней вспять возвращение домой показалось бы фальшью. Но сейчас отец погибал, и прежние чувства протягивали щупальца, чтоб схватить его. Может быть, в довершение всего, язык опять подведёт его, придав речи восточный акцент. Он чуть VI. Возвращение в Джахилью 11 глава смел открыть рот.

Практически 20 годов назад, когда юный и не так давно сменивший имя Саладин выцарапывал для себя жизнь на просторах Английского театра, чтоб держаться на неопасном расстоянии от отца; и когда Чингиз отступал на другие пути, становясь настолько же нелюдимым, сколь и религиозным; в те времена — однажды, нежданно-негаданно VI. Возвращение в Джахилью 11 глава — отец написал отпрыску, что предлагает ему дом. Собственностью оказался неопрятный особнячок в холмистой местности Солан[1241]. «Первая собственность, которую я приобрёл когда-то, — писал Чингиз, — потому я и первой дарю её тебе». Немедленной реакцией Саладина было узреть в этом предложении ловушку, метод возвратить его домой, в сети отцовского могущества; а когда VI. Возвращение в Джахилью 11 глава он вызнал, что Соланская недвижимость была издавна арендована индийским правительством и что уже многие годы там размещается школа для мальчишек, даже сам подарок стал восприниматься как обман. О чём должен позаботиться Чамча, если школа пожелает обратиться к нему, какие визиты следует нанести, чтоб, как будто визитирующий VI. Возвращение в Джахилью 11 глава Глава Страны, устроить смотр парадов и гимнастических выступлений? Дела подобного рода импонировали безмерному тщеславию Чингиза, но Чамче не хотелось ничего из этого. Точка, школу не двинуть; дар был бесполезен, а административная боль в голове — очень возможна. Он написал папе, что отрешается от предложения. Это был последний раз, когда Чингиз Чамчавала пробовал что VI. Возвращение в Джахилью 11 глава-либо дать ему. Дом уплывал от блудного отпрыска.

— Я никогда не забываю лилица, — не смолкал Сисодия. — Вы — друг мими... Мими. Бостанский уц-уц... уцелевший. Я вспомнил это в тот миг, когда вы папа... паниковали ува... ува... у ворот. Надеюсь, тити... ти-иперь вы немножко... чувствуете себя попкой VI. Возвращение в Джахилью 11 глава... лучше.

Саладин (сердечко его успокоилось) встряхнул головой: нет, со мной всё отлично, честно. Сисодия — искрометный, коленоподобный — грязно подмигнул проходившей бортпроводнице и заказал ещё виски.

— Таковой попозор с Джабраилом и его леди, — продолжал Сисодия. — Такое прелестное имя у неё было, Ал... Ал... Аллилуйя. Что за нрав у этого парня VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, какой реревнивый тити... тип. Тяжело для сосовременной диди... девицы. Они раз... разошлись.

Саладин опять откинулся, пытаясь уснуть. Я только-только исцелился от прошедшего. Уйди, сгинь.

Он официально заявил о своём окончательном выздоровлении всего 5 недель вспять, на свадьбе Мишалы Суфьян и Ханифа Джонсона. После погибели родителей при пожаре Шаандаара на Мишалу напало ужасное VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, алогичное чувство вины, из-за которого её мама являлась ей во снах и причитала: «Если бы ты только принесла огнетушитель, когда я тебя просила. Если б ты только дула чуток посильнее. Но ты никогда не слушаешь, что я для тебя говорю, а твои лёгкие так прогнили VI. Возвращение в Джахилью 11 глава от сигарет, что ты даже свечу погасить не можешь, не то что там пылающий дом». Под пристальным взором призрака мамы Мишала уходила из квартиры Ханифа, снимала комнатку вкупе с 3-мя другими дамами, выпрашивала и получала прежнюю работу Нервина Джоши в спортивном центре и сражалась со страховыми компаниями, пока они VI. Возвращение в Джахилью 11 глава не выплатили причитающееся. Только когда Шаандаар готов был опять открыться под управлением Мишалы, призрак Хинд Суфьян согласился, что пришло время отступить к загробной жизни; после этого Мишала позвонила Ханифу и попросила, чтоб тот женился на ней. Он был очень потрясён, чтоб отвечать, и был обязан передать трубку сотруднике, который VI. Возвращение в Джахилью 11 глава растолковал, что кошка проглотила язык мистера Джонсона, и принял предложение Мишалы от лица онемевшего адвоката. Итак, все приходили в себя после катастрофы; даже Анахита, которой пришлось жить с подавляюще старомодной тётушкой, смогла смотреться на свадьбе удовлетворенной: может быть, из-за того, что Мишала пообещала ей личные покои в отремонтированном Шаандаар-Отеле. Мишала VI. Возвращение в Джахилью 11 глава попросила Саладина быть её шафером, вспоминая о попытке спасти жизнь её родителям, и по пути к загсу в фургоне Пинквалы (все обвинения против ди-джея и его шефа, Джона Масламы, были сняты за отсутствием улик) Чамча признался жене: «Похоже, для меня сейчас тоже наступает новенькая жизнь; как VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, наверняка, и для всех нас». В случае с ним самим были хирургические обходы, и сложность смириться с таким количеством смертей, и кошмарные видения, что он опять преобразуется в некоего сернистого беса с раздвоенными копытами. К тому же, некое время он был мастерски непригоден из-за позора настолько глубочайшего VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, что, когда, в конце концов, клиенты стали опять обращаться к нему и добиваться один из его голосов — к примеру, глас замороженной горошины либо кукольной пачки сосисок, — он ощущал, как память о телефонных грехах подходит к горлу и душит не успевшее родиться воплощение. На свадьбе Мишалы, но, он вдруг ощутил себя VI. Возвращение в Джахилью 11 глава свободным. Это была та ещё церемония, сначала поэтому, что юная пара всю функцию никак не могла нацеловаться, и регистратору (приятной юный даме, которая также напористо рекомендовала гостям не пить в сей день очень много, если они планируют садиться за руль) пришлось попросить их поспешить и окончить до этого, чем VI. Возвращение в Джахилью 11 глава придет время для прибытия очередных молодожёнов. Позже в Шаандааре целование продолжилось, поцелуи становились раз за разом всё длиннее и всё откровеннее, пока, в конце концов, у гостей не сложилось воспоминание, что они вторгаются в личную жизнь, тогда и они неприметно ускользнули прочь, оставляя Ханифа и Мишалу услаждаться страстью настолько всеохватной VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, что новобрачные не увидели даже исчезновения собственных друзей; ничего не узнали они и о ватаге ребятишек, собравшейся под окнами Шаандаар-кафе поглазеть на их. Чамча, последний оставшийся гость, спешно опустил шторы, к величавой досаде ребятни; и побрёл по восстановленной Хай-стрит, почувствовав такую лёгкость в ногах, что VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, можно сказать, практически проскочил через всю свою обеспокоенность.

Ничто не вечно, задумывался он под закрытыми веками кое-где над Малой Азией. Может быть, несчастье — это континуум, через который проходят все людские жизни, а удовлетворенность — только вереница вспышек, острова в океане[1242]. Либо если не несчастье, то, по последней мере, меланхолия... Эти размышления VI. Возвращение в Джахилью 11 глава были прерваны богатырским храпом с примыкающего сидения. Мистер Сисодия, стакан виски в руке, опустился в сон.

Продюсер стал для стюардесс бесспорным хитом программки. Они суетились вокруг его спящей личности, отделяя стакан от пальцев и возвращая на неопасное место, укрывая одеялом нижнюю половину тела и выводя восхищённые рулады его VI. Возвращение в Джахилью 11 глава храпящей голове:

— Ну чем же не хучи-пучи[1243]? Просто небольшой кутезо, ей-богу!

Чамча в один момент вспомнил светских леди Бомбея, треплющих его по голове на тех умеренных вечеринках его мамы, и с трудом сдержал неожиданные слёзы. Сисодия, по правде говоря, смотрелся незначительно неблагопристойно; он снял очки до этого, чем VI. Возвращение в Джахилью 11 глава отключиться, и их отсутствие присваивало ему удивительно обнажённый вид. На взор Чамчи, он ни на что не походил так очень, как на большой лингам[********************] Шивы. Может быть, этим и разъяснялась его популярность у дам.

Просматривая газеты и журнальчики, предложенные стюардессами, Саладин случаем натолкнулся на трудности у собственного старенького знакомого VI. Возвращение в Джахилью 11 глава. Санированное «Шоу Чужаков» Хэла Паулина с треском провалилось в Соединённых Штатах и вылетело в трубу. Ужаснее того, его маркетинговое агентство вкупе со всеми филиалами проглотил южноамериканский левиафан, и казалось возможным, что Хэл будет побеждён трансатлантическим драконом, которого намеревался приручить. Было нелегко испытывать жалость к Паулину — безработному и лишившемуся последних миллионов VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, покинутому собственной ненаглядной колдуньей Мэгги и её товарищами, погрузившемуся в неопределённость, оставленную отвергнутым фаворитам, будь то разорившиеся промышленные магнаты либо опасные финансисты либо экс-министры-предатели; но Чамча, парящий к смертному одру собственного отца, находился в таком благородном чувственном состоянии, что ком соболезнования даже к этому негодяю Хэлу VI. Возвращение в Джахилью 11 глава застрял у него в горле. На чьём же бильярдном столе, вдумчиво спрашивал он себя, будет сейчас играть Бэби?

В Индии война меж мужиками и дамами не подавала ни мельчайших признаков ослабления. В «Индиан Экспресс»[1244] он прочел отчёт о последнем «самоубийстве невесты»[1245]. Супруг, Праджапати[1246], скрылся. На последующей страничке VI. Возвращение в Джахилью 11 глава, в малеханьких объявлениях на еженедельном супружеском рынке, предки юношей до сего времени добивались, а предки женщин гордо предлагали невест «пшеничного» цвета лица. Чамча вспомнил компаньона Зини, поэта Бхупена Ганди, говорившего о схожем со страстной горечью. «Как инкриминировать в ущербности других, если наши собственные руки настолько грязны? — возражал он. — Многие из VI. Возвращение в Джахилью 11 глава вас в Британии говорят, что стали жертвами преследования. Хорошо. Я там не был, я не знаю вашей ситуации, но по моему личному опыту я никогда не ощущал уместным именовать себя жертвой. В классовых определениях — совершенно точно нет. Даже говоря культурно, вы найдёте тут хоть какой фанатизм, любые процедуры, связанные VI. Возвращение в Джахилью 11 глава с институтом угнетателей. И хотя многие индийцы, непременно, угнетены, я не думаю, что кто-то из нас может предъявлять права на такое прелестное положение».

«Проблема с конструктивной критикой Бхупена в том, — увидела Зини, — что обскуранты вроде Салат-бабы просто любят тут крутиться».

Вооружений скандал неистовствовал; вправду ли индийское VI. Возвращение в Джахилью 11 глава правительство оплатило вознаграждение посредникам, а потом занялось прикрытием? Были привлечены значимые валютные суммы, доверие к Премьер-министру было подорвано, но Чамчу не волновало ничего из этого. Он уставился на размытую фотографию на развороте: неясные, вспухшие фигуры, плывущие вниз по реке в несметных количествах. В северо-индийском городе произошла резня мусульман[1247], и VI. Возвращение в Джахилью 11 глава их трупы были выброшены в воду, где их ждало радушие какого-либо Старика Хэксема двадцатого века. Тут были сотки тел, раздувшихся и протухших; зловоние, казалось, подымалось над газетной полосой. А в Кашмире некогда пользующегося популярностью Головного Министра, «пошедшего на соглашательство» с Конгрессом-I[1248], во время молитвы на VI. Возвращение в Джахилью 11 глава Ид[1249] закидали туфлями[1250] рассерженные группы исламских фундаменталистов. Коммунализм — сектантская напряжённость — был всюду: как будто боги шли на войну. В нескончаемой борьбе меж мировой красотой и беспощадностью беспощадность крепчала денек ото денька. Глас Сисодии просочился через эти сумрачные мысли. Пробудившись, продюсер увидел фотографию из Мирута, глядящую с откидного столика Чамчи VI. Возвращение в Джахилью 11 глава.

— Дело в том, — произнес он без обыденного дружелюбия, — что религиозная вевера, призванная определять самые срать... срать... стратегические, возвышенные рвения людской расы, стала сейчас, в нанашей стране, служанкой самых низких инстинктов, а бобо... Бог — существо злое.

ЗА БОЙНЮ Несут ответственность ИЗВЕСТНЫЕ УГОЛОВНЫЕ АВТОРИТЕТЫ, утверждал правительственный представитель, но «прогрессивные элементы» отторгали его заключения. СИЛЫ VI. Возвращение в Джахилью 11 глава ГОРОДСКОЙ Милиции ЗАРАЖЕНЫ КОММУНАЛИСТИЧЕСКИМИ АГИТАТОРАМИ, приводился контраргумент. ИНДУИСТСКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ БЕСЧИНСТВУЮТ. В политическом двухнедельнике была помещена фото плакатов, выставленных около Джума-Масджида[1251] в Олд-Дели[1252]. Имам[1253], малосимпатичный мужик с меркантильным взором (которого практически каждое утро можно было найти в его «саду» — на краснозёмельно-пустопородной площадке в тени мечети — за подсчётом рупий, пожертвованных VI. Возвращение в Джахилью 11 глава верными, и свёртыванием каждой отдельной бумажки в трубочку так, что казалось, как будто он держит горстку тонких бидиподобных сигареток, — и который сам был никак не чужд коммуналистической политике), разумеется, считал, что за страхи Мирута следует взять неплохую стоимость. Погасите Огнь в нашей Груди, орали вывески. Почёт и Слава VI. Возвращение в Джахилью 11 глава тем, кто принял Мученичество от Пуль П о л и ц а е в[1254]. Также: Как досадно бы это не звучало! Как досадно бы это не звучало! Как досадно бы это не звучало! Разбудите Премьер-министра! И, в конце концов, призыв к действию: Бандх[††††††††††††††††††††] будет исполнен, и дата стачки VI. Возвращение в Джахилью 11 глава.

— Нехорошие деньки, — продолжил Сисодия. — На Дели[1255]... Разделяй... пикантное искусство кики... синематографа ТВ и экономика тоже оказывают разрушительный эффект. — Потом он приободрился, так как приблизились бортпроводницы. — Я признаю, что я... я... являюсь членом клочек... клочек... клуба «Высокая миля»[1256], — забавно сказал он, когда проводницы оказались в границах слышимости. — А вы? Момо... могу ли VI. Возвращение в Джахилью 11 глава я узреть вас там?


vi-tvorci-svoej-realnosti.html
vi-uchastniki-sistemi-patrioticheskogo-vospitaniya-i-n-ponomarenko-sbornik-materialov-po-grazhdansko-patrioticheskomu.html
vi-uchebnaya-disciplina-investicii.html