VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава

К несчастью, начиная с четверга полк не выдержал. Огневая волна откинула его до последней высоты, прикрывавшей нашу дорогу на полпути от Деренковца до Корсуни, другими словами около 7 км сзади нас.

Практически все было потеряно. Коридор не был больше обширнее нескольких сотен метров, пули простреливали его с 2-ух сторон.

При всем этом известии VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава генерал Гилле пришел в ярость. Командир получил по телефону ураган брани и угроз, за ними последовал обычный, формальный приказ немедля отвоевать потерянную местность.

Но в это время части российских, воодушевленные фуррором, продвинулись в этом направлении к Деренковцу, чтоб обойти нас: они появились посреди денька около изб VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава на юго-западе деревни. Это было более возвышенное место, доминирующее над населенным пт.

Деренковец был протяженным селением, его избы были очень удалены друг от друга. Красноватые только-только достигнули стратегически превосходящего места. Вечерком они могли установить там свою боевую технику. Расстреливаемые со всех боков, мы могли быть раздавлены гранатами и артиллерией VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава противника.

***

У нас в распоряжении еще было несколько подразделений. Каждое несчастье завершается утешением. Сотки шоферов без машин и артиллеристов без пушек составляли людские резервы, росшие по мере того, как грязь досасывала технику. Мы сходу превращали их в пехоту, и она как раз кстати пополняла затрепанные роты.

Один артиллерийский офицер VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, лейтенант Графф, во главе 5 10-ов собственной бывшей артиллерийской прислуги был брошен на Деренковец, чтоб отбить склон у неприятеля.

Тут были задействованы гордость и самолюбие. Артиллеристы, над которыми подтрунивали бойцы первой полосы, захотели показать им, кто они есть по сути. Они откинули российских на два километра к юго-востоку, захватили много VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава пленных и в окончании штурмом взяли мельницу и ферму на верхушке холмика.

Бойцы были растеряны от такового фуррора контратаки, от этого сектора, потерянного уже несколько часов: горстка бельгийцев, покрытых грязюкой и счастливых, уже ощипывала кур, резала сало, кружочками порезала огурцы, готовя с гранатами за поясом скромно-героический пир.

***

Эту VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава позицию мы стойко удержали. Наши артиллеристы были полны гордости. И ферма была смачная.

Но всюду в других местах было худо, трагично. Восточная часть Деренковца дико обстреливалась. Орды монголов появлялись всюду, орущими бандами бросаясь на наши малочисленные посты. Мы были оттеснены до самых окраин поселения. Вечерком был таковой результат: плацдарм VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава Деренковца был практически зажат в кольцо. Коридор близ деревни Арбузино, находившийся сзади нас, мог быть отрезан в хоть какой момент, и наша судьба была бы решена.

С другой стороны, неприятель мог от Арбузино двинуться на Корсунь, где 50 тыщ увязших в грязищи боец, как и их техника, чуть VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава приступили к перегруппировке, ждя спасения с юго-запада.

Но, это спасение казалось все более и поболее проблематическим. Колонна германских танков, которая должна была высвободить нас, находилась еще в сорока километрах от Корсуни, также увязшая в море грязищи. Всюду было тяжелое положение. Анонсы были полны трагизма.

Окруженные части были на финале VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава сил. Практически не было боеприпасов. Довольствие было на нуле. Люди были полумертвые от вялости.

Сможем ли мы еще сдерживать напор врага, считавшего нас на грани агонии? Танки с запада, сумеют ли они прорвать окружение, пробившись через невиданное море грязищи?

Будучи оптимистами, мы все таки ощущали, что до смерти оставалось не VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава больше, чем некоторое количество дней…

Ночная скрытая директива штаба дивизии командиру нашей бригады не оставила больше надежд: «Вперед!»

На небольшом КП, с заледеневшей кровью, обливаемые дождиком, мы смотрели друг на друга. Вдали, в каком-то мираже мы лицезрели лица наших деток. Приближался час, когда все будет потеряно…

***

Ночь с VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава четверга 10 февраля на пятницу 11 февраля 1944 года прошла в бессчетной хаотичной перестрелке. Мы не лицезрели далее 1-го метра впереди себя. Окружающее место перевоплотился в сплошной поток воды; почва стала рекой, в какой мы вязли по колено.

Российские кишели как жабы в этой липкой грязищи. Они проскальзывали во тьме во VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава всех направлениях.

С 1-го и такого же места каждые одну-две минутки летела пуля. Нам требовалась четверть часа, чтоб вычислить снайпера, но мы находили только лужу, похожую на все другие. Стрелок уже потихоньку уполз, чтоб основаться в другой темной аква дыре. Как мы отходили, опять свистели пули, пронзительно и сухо VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава.

Вокруг нас трассирующие пули перекрещивались, лупили в стенки, в двери…

Наши люди бодрствовали уже восемь дней, в одежке, приклеенной к телу, и ощущали, как сходят с мозга.

Из дивизии каждые два часа звонили на КП: оставленный дом должен быть сразу отбит, ночкой.

Российские проскальзывали в наши боевые VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава порядки: мы хватали их в мгле, приводили на КП этих мерзких чудовищ в иле, пушистых как животные и смеющихся желтоватыми зубами. Они гласили все, а именно, что они в 10 раз посильнее нас. Позже они глотали что-то, засыпали где попало, как животные, гремели, бурчали что-то во сне, издавая вонючий VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава запах сажи и влажной одежки.

Без 5

В пятницу днем Деренковец еще держался. Западный и восточный фланги дороги на Корсунь еще держались, хотя русские стрелки проскользнули практически всюду посреди кустов повдоль дороги.

Российские знали лучше, чем мы, как они сжимали нас. Уже много дней их самолеты кидали листовки, в каких VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава они обрисовывали нам, подтверждая слова картой, наше безвыходное положение. Они докладывали перечень окруженных частей и специально цитировали Библию.

Все они более ухищрялись в пропаганде. Часто возникал белоснежный флаг: подходил русский боец, передавал лично адресованный генералу дивизии либо корпуса конверт. Это было рукописное письмо пленника германского генерала, перешедшего на службу к VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава неприятелю. Этот агент предлагал от имени собственных русских владельцев почетную капитуляцию.

Каждый денек таким же почтовым манером посылались фото плененных намедни боец, сидячих за столом с генералом, целых, невредимых, в укрытии, в тепле и сухости.

В пятницу, 11 февраля 1944 года, в одиннадцать часов, после обыденного возникновения белоснежного VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава флага появились два русских офицера идеальной выправки и передали послание верховного русского командования для командующего окруженной группировкой. Это послание было ультиматумом.

Эти офицеры прошли за наши позиции, были обходительно приняты. Ультиматум Советов был ясный и точный: сдаваться. Достойно сдаться, как подобает храброму бойцу, либо атака на ликвидирование начнется в тринадцать часов VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава.

Ультиматум был немедля и категорично отклонен. Верхом на трясущемся тягаче через грязь 2-ух русских офицеров сопроводили до их позиций.

Ответ Советов не принудил себя ожидать. Начиная с пополудни Красноватая Армия пошла в пришествие. На нашем плацдарме и на дороге Деренковец-Корсунь массивные, гневные атаки привели нас во VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава все более тревожное, гибельное положение.

Вот уже два денька под Корсунью концентрировались германские силы. Мы знали, что решающая битва скоро начнется, что 10-ки тыщ людей занимали боевые позиции и с отчаянной энергией кинутся в атаку. Радиограмма германского Верховного Главнокомандования призывала нас натужить все силы: с другой стороны нам на встречу в VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава последнем усилии собирались кинуть все, что оставалось из бронетанковой техники.

Нам оставалось сыграть нашу игру ва-банк. Российские считали нас невозвратно потерянными. Но вот уже две недели их усилия не приносили фуррора. Они желали усилить, ускорить свое последнее «Ату!» Их ультиматум был отторгнут без обсуждений, их атака распространилась на все VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава секторы.

***

Вечерком Корсунский коридор был еще больше сужен, но у Деренковца наша бригада не уступила ни пяди сада, ни метра изгороди.

Наши бойцы врезались как рогатины в их утиной луже. Сейчас они были нечувствительны ни к чему: свались с неба танки, они бы нисколечко не опешили.

Мы VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава получили новые приказы. Серьезность положения была такой, что выход из боя был должен быть ускорен: на последующий денек, в субботу, 12 февраля 1944 года окруженная армия должна была попытать собственный последний шанс и двинуть через ряды неприятеля в юго-западном направлении.

В четыре часа утра нам было надо бросить Деренковец, чтоб влиться в VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава штурмовую волну на юге, с другого конца деревни. Полк СС установил арьегардный заслон на высоте Арбузино, закрывая Корсунь.

Но было всего семь часов вечера! Ах, какое убийственное ожидание!

Практически все пеньковые тросы и канаты были потрепаны либо порваны. Сможем ли мы выдержать еще девять часов, как это добивался VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава приказ? А что если вдруг плацдарм треснет и сломается в страшном ликвидировании?

Пули шлепали по крышам, влажным от дождика. Никогда, наверняка, не было такового дождика на земле. Всюду в воздух вздымались воинственные крики боя.

В час ночи наши аванпосты на восточном участке дрогнули и отступили. Уже российские VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, как истинные грязевые пресмыкающиеся, вползали в избы. Наши люди больше не стреляли, они молчком спускались к разлившемуся на несколько сот метров пруду и с орудием в руках форсировали его по пояс в воде.

Мы всматривались в ночь, в эту черную волну, откуда они выплывали, скользкие и блестящие, как тюлени VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава.

На северо-западе и западе огнь все еще был таким же массивным. Пули мяукали, терялись либо шлепали в препятствия. Но вдруг, совершенно другой, не пронизывающий, но матовый шум заполнил наши уши изумлением: танки!

Русские танки только-только прибыли на северо-запад в нескольких 100 метрах от нас, несясь по каменной VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава дороге, где в сумраке выстроились наши последние грузовики, которые и могли еще спасти нас в последнюю минутку.

Этот звучный лязг гусениц был нашей гибелью! До смерти, до катастрофы оставалось менее 5 минут.

***

Я прыгнул к противотанковой пушке, брошенной у дороги, при помощи 1-го бойца развернул ее. На мой призыв другие бойцы VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава подбегали, наводя 2-ое орудие. Навесным адским огнем мы принудили неприятельские танки тормознуть.

Было полвторого ночи. Под прикрытием танков российские пехотинцы подошли на несколько 10-ов метров от нас. Они стреляли наобум по темной дороге.

Нам приходилось повсевременно выдвигать и отодвигать грузовики, пока из пруда выходили сотки наших товарищей.

По VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава мере того, как они подходили, они валом грузились в машины, но при каждом залпе замертво падали на дорогу.

В четыре часа утра люди последнего взвода арьегарда присоединились к нам.

Мы спешно прикрепили два орудия к двум последним грузовикам. Наш плацдарм у Деренковца держался до конца, ни на минутку не VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава отклонившись от графика.

Мы пересекли Арбузино в огне. Отряд уходил в укрытие за этим большим костром. Далее несколько самолетов лежали, уткнув носы в грязь.

На заре мы прибыли к пригородам Корсуни. Нашей бригаде была дана честь слезть с грузовиков и войти в город в серьезном строю, с высоко поднятой головой и VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава с песней, как на параде.

Отступление от Корсуни

Корсунь был восхитительным городом. Он был подсвечен на юго-востоке очень глубочайшим озером, длиной во много км. Это озеро с зеленоватыми, голубыми, белоснежными и розовыми избами по берегам, с буграми, заросшими медного цвета кустарником, заканчивающимися песочной дорогой, завершалось огромной плотиной. Вода сбрасывалась на VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава большие розовые и зеленоватые горы, обходя с 2-ух сторон тонкий полуостров, на котором размещался старенькый белоснежный монастырь с стильными восточными элементами.

В пятидесяти метрах над этим низвергающимся потоком, на этой прекрасной горе, до которой подымался вагнеровский гул водопада, были похоронены все павшие вояки дивизии «Викинг» и штурмовой бригады VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава «Валлония». После каждого боя их несли сюда, на эту сильную высоту, высочайшее место погибели и славы. Оттуда они увидят, как повдоль огромного озера мы уйдем на жертву и освобождение.

***

Размеры поля схватки стали до крайности сжатыми: несколько км фронта на севере Корсуни, несколько км на западе, двойной защитный занавес VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава по боковому авангарду. И все.

Сначала это место было широким, как Бельгия. Сейчас оно было меньше французского департамента.

Неприятель лупил безпрерывно, нужно было отвоевать оставленные километры на востоке и севере по мере отхода. Мы отошли от Деренковца: таким макаром, уступили семь км. Волны германского напора должны были до VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава вечера отвоевать семь других км на юго-западе, если они желали, чтоб 50 тыщ боец не задохнулись в котле, где не было способности маневра.

Но, к одиннадцати часам утра, когда командир и я получали приказ из дивизии, мы узрели багряное лицо генерала Гилле у телефонной трубки. Приобретенное весть было катастрофой: Арбузино VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, служившее заслоном до будущего дня, Арбузино было в руках российских, и они полным аллюром двигались прямо на Корсунь!

Генерал схватил толстую палку, прыгнул в «Фольксваген» и понесся в направлении Арбузино. Тяжело было сопротивляться ярости генерала Гилле. Деревня была отбита, заслон восстановлен. И впору!

***

Пришествие наших дивизий на юго VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава-западе шло уже много часов. Оно не удавалось, не имело фуррора, как желало бы германское командование. Красноватые гневно сопротивлялись. Одна деревня была захвачена в 6 километрах от Корсуни. Можно было отметить некие продвижения на флангах. Нам же нужен был резвый и полный фуррор. По другому через день-два наступил бы конец.

Усилие VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, которое требовалось от нас, было сверхчеловеческим. В течение восьми, 10 дней бойцы и офицеры не имели ни минутки отдыха. Мы жили только за счет темной энергии, которую дает конкретная близость погибели.

Со времени операции при Мошнах, другими словами с неделю, я не спал ни часа. Я сопротивлялся сну только при VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава помощи пилюль, что глотал, таблеток для летчиков, держащих их в состоянии бодрствования во время долгих полетов.

По правде, нереально было выкроить и минутку передышки: за ночь телефон КП звонил пятьдесят-шестьдесят раз, в хоть какой момент враг разламывал наши позиции: я был должен бежать в критичные места VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, брать людей, что находил там и кидаться с ними, сломя голову, в контратаку.

Мы все представляли из себя менее, чем клубок нервишек. Сколько времени выдержат еще нервишки?

Боеприпасы практически все были израсходованы за эти две недели жестоких боев. За неделю ни один самолет не сумел приземлиться. Только парашютами окруженная армия VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава получала то, чем было надо драться.

Чуть мы прибыли в Корсунь, как в дождевом и закрытом небе услышали гул самолетов. Скопление белоснежных парашютов пересекло туманную заавесь.

Поначалу мы пошевелили мозгами о русском десанте – последней фазе битвы. Потом мы узрели, как заместо тел под шелковыми куполами раскачиваются толстые серебристые сигары! Любая VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава из их содержала 20 5 кг патронов и мелкие коробки концентрированного горьковатого шоколада, помогавшего сопротивляться сну. Благодаря этой воздушной помощи каждое подразделение получило суровую дотацию боеприпасов.

Хлебопекарни Корсуни замесили последнюю порцию отрубями хлеба. Это и была совместно с парашютным шоколадом единственная еда, розданная в подразделениях 13 февраля 1944 года.

Унося собственный хлеб, каждый VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава боец знал, что это был его последний паек перед тем, как умереть либо одолеть.

***

Наше выступление в бой на юго-западном участке было назначено на 20 три часа. У нас еще были некие иллюзии, потому что германское командование специально приукрашивало положение своими сводками. И вправду, лучше было не VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава гласить всего. Если б мы знали всю правду, мы бы отказались от хоть какого напряжения.

По словам высших офицеров, будущий день, воскресенье, был должен быть концом невезения. Оставалось преодолеть несколько км. Мы поверили этому, так как человек охотно верует тому, что соответствует его желаниям.

Утром дождик закончился. Вечерком поднялась луна. Мы VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава узрели в этом предвестие. В мгле тихо высвечивалась Корсунь.

Серебристые нежные блики неба. Воздух становился каким-то особенным, несколько пилюль карамели и, в конце концов, мы придем к победе!

***

Мы утратили много грузовиков, у нас также было много убитых. Каждому из нас нашлось место в оставшихся VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава грузовиках. К середине ночи наша колонна достигнула бело-голубого озера в лунном свете на выходе из Корсуни.

Мы пересекли его по древесному мосту длиной с километр, выстроенного отважными саперами на верхушке плотины. По этому мосту можно было проехать исключительно в один ряд, в одном направлении. Потому с часу на час появлялись VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава пробки. Но, не глядя на все трудности, этот переход прошел без происшествий.

Неприятель был совершенно близко, люди нервничали, но ничто не нарушало гранитную дисциплину войск.

Мы невольно восторгались тем, как отлично работала эта военная машина, этим командованием с полным самообладанием, этим стабильным, как хронометраж спортивной гонки, отступлением, интендантской VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава службой, рассредотачиванием горючего и боеприпасов, транспортировкой, телефонной и радиосвязью, – все было и оставалось четким, совершенным в течение этих галлюцинациозных недель! Ни одна песчинка не расстроила этот часовой механизм, не глядя на концентрацию разрозненных частей, денек и ночь выдерживавших атаки противника, не глядя на значимые утраты техники, утонувшей в грязищи оттепели VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава.

И, все же, в эту ночь все зависело от нескольких 10-ов кубометров досок! Отважься какой-либо летчик кинуть свою машину на озерную плотину, древесный мост упал бы, и ни один германский грузовик не вышел бы из Корсуни. Но ни один летчик врага не решился на этот сенсационный шаг либо VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава ни один российский генерал не поразмыслил об этом. В два часа утра мы были с другой стороны плотины повдоль озера с бледноватым отсветом, на дороге к юго-западу.

***

С огромным трудом нам удалось продвинуться на несколько км. Холод был пронизывающим. Грязь смерзлась, что еще более сделало труднее продвижение. Сотки грузовиков VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава ломались в этой мастике, преграждая путь колонне.

Всюду мы пробовали посодействовать грузовикам, блокированным в грязе-ледяной массе, либо столкнуть их под откос, в кювет. Но их было очень много. В трех-четырех рядах в несколько км стояли самые неописуемые грузовики: огромные зеленоватые машины фельдпочты, автокары командования, пушки, танки, сотки VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава повозок, которые тащили мелкие лошадки либо быки. Не двигаясь с места, трещали байки.

В конце концов, нам пришлось бросить грузовики и двигаться пешком от этой кутерьмы-неразберихи, желая нашим водителям терпения и помощи сильных и подходящих ветров.

На рассвете мы дошли до первой деревни, намедни занятой VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава русскими. Мы темно выслушали неутешительные анонсы. Пробить довольно глубокую брешь в боевых порядках врага было нереально. Через четыре километра продвижения в деревне Шендеровке германские части натолкнулись на жестокое сопротивление. Удалось занять только половину деревни.

Три четверти наступательных орудий нашей бригады были задействованы незадолго до нашего прибытия и все были уничтожены. Командир наших VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава бронемашин, совершенно юный капитан, прекрасный как Бог, с живыми озорными голубыми очами, с высочайшей белоснежной казачьей шапкой, увенчанной мертвой головой СС, взлетел со собственной машиной, которой заряд врага попал прямо в боекомплект. Он взлетел на 10 метров в воздух и свалился убитый наповал, но с полностью нетронутым VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава лицом.

Атака должна была возобновиться. Мы как и раньше ожидали германские танки, которые должны были подойти нам навстречу с наружной стороны. Но сведения об их продвижении были очень неточные.

***

Мы практически не продвигались к юго-западу, но мы очень откатывались к северу: не только лишь Арбузино, потерянное днем и отвоеванное VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава в полдень было совсем потеряно к вечеру, другими словами на двенадцать часов ранее срока, да и российские, не прекращая преследования отступавших, вошли в Корсунь! Да, в Корсунь! Мы вышли оттуда в одиннадцать часов вечера, Советы ворвались туда на рассвете.

Нам было надо без паники двинуться на деревню Новенькая Буда VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, которая, судя по карте, на востоке перекрывала населенный пункт Шендеровка, где шли упрямые бои.

Новенькая Буда, – заглавие казалось странноватым. Деревня размещалась чуток выше длинноватого хребта, что шел к востоку и западу.

Мы вереницей, след в след, гуськом направились в путь. Все, что оставалось от германской артиллерии, обвалилось на дома Шендеровки, где VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава забаррикадировались российские.

Мы свернули на лево. Всюду лежали не так давно убитые германские бойцы.

Кругом была мерзкая грязь. Русские самолеты заходили на нас на бреющем полете. Мы кидались на землю, мы практически на сто процентов погружались в грязь, пока эскадрилья не исчезала. Эти ныряния возобновлялись раз VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава 10. Нам потребовалось три часа, чтоб пройти четыре километра вязких полей.

В конце концов, мы вошли в Новейшую Буду. В деревне было тихо, как на кладбище. Российских только-только вышыбли оттуда внезапным и конструктивным ударом два полка Вермахта. Противник оставил на местности красивые пушки и 10-ка два «Фордов».

Но эта внезапная победа VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава не в особенности веселила. С юго-востока подымалиь русские танки. Мы отлично лицезрели их продвижение по дороге. Они тормознули в восьмистах метрах.

Новенькая Буда

На последующий денек, 14 февраля 1944 года, до рассвета мы должны были поменять два германских полка, захвативших Новейшую Буду. Командир Липперт и я пошли выяснить ситуацию на КП полковника VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, командовавшего сектором.

Этот переход под Новейшей Будой погрузил нас в горьковатые раздумья. Проселочные улицы деревни – две заезженные и разбитые параллельные дороги, были неописуемо заполнены водой. Залитые колеи глубиной иногда достигали полтора метра либо даже больше. На скользких, как клейстер, откосах, чтоб продвигаться, было надо держать равновесие.

У германского VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава полковника было мрачное настроение. Деревня была взята без боя: два полка скрытно подошли на финале ночи и навели панику в лагере российских. Враг удрал, оставив даже орудия.

Но российские стремительно пришли в себя. Контратака уже обрисовывала гигантскую дугу с северо-востока до юга от Новейшей Буды. В согласовании VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава с простым планом, Новенькая Буда была захвачена только на несколько часов с тем, чтоб защитить фланг большой колонны, которая, овладев Шендеровкой, двинется к юго-западу.

Но Шендеровка не была еще совсем захвачена. Сейчас, когда неприятелю удалось затормозить германское пришествие на два денька и ночь, за Шендеровкой было надо ждать упрямого VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава сопротивления. Новенькая Буда из позиции на один денек перевоплотился в главную позицию. Если враг возьмет Новейшую Буду, ему остается только спуститься на четыре километра к западу, чтоб отрезать путь за Шендеровкой и сделать нам оканчивающую катастрофу.

Этого удара и страшился германский полковник. Во всяком случае, в нашем VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава секторе мы располагали для обороны пятью танками и нашими последними пушками, правда, практически совершенно без снарядов и с очень затрудненной из-за грязищи маневренностью.

Чтоб поменять три тыщи боец 2-ух полков Рейха, которые отойдут к концу ночи, у нас была тыща солдат-валлонцев, разношерстная армия поваров, бухгалтеров, водителей, механиков, каптенариусов VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, телефонистов вперемежку с судебным следователем, одонтологом, аптекарем и вагенмейстером, все вперемежку в одно подкрепление в наши девять захудалых рот.

***

Офицеры штаба германского полка ожидали, подперев головы ладонями, положив локти на стол. Никто не гласил ни слова. Немцы задавались вопросом, повезет ли им провести ночь без контратаки противника, а VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава мы спрашивали себя, не поймет ли нас беда в виде атаки, как немцы уйдут.

Установилась ночь. В тумане подходили наши роты, затрепанные, оставив всюду отставших в давящем битуме полей. Люди проникали в Новейшую Буду через любые избы. Большая часть падали в угол, полумертвые от вялости. Самые стойкие подвешивали свою влажную униформу, стекавшую VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава черноватой водой к оранжевому огню из сухих кукурузных стеблей.

В два часа ночи раздались клики и стук в каждую дверь. Злосчастные связные прогуливались по грязному месиву, собирая бригаду.

Мы прогладили наши одежки, жесткие, как брезент. Каждый, как мог, очистил от грязищи свою винтовку либо автомат. Прохладной VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава ночкой сотки людей выходили из изб, обязательно плюхаясь в воду глубочайшей дорожной колеи, шли зигзагами и с бранью.

Потребовалось около 2-ух часов, чтоб кое-как собрать роты.

Бедные мужчины, блестящие от ила, изнуренные, без пищи и питья, не считая грязной дорожной воды… Мы должны были провести их до окопов VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, откуда выходили, шатаясь, пехотинцы Рейха.

Да, пред нами были они, не только лишь европейские российские, да и монголы, татары, калмыки и киргизы, неделями выдерживавшие, как одичавшие животные, марш в песочных землях, с привалами в густом лесу, грубой едой, собранной посреди мертвых полей, где прошедшим летом росли подсолнухи и кукуруза…

Они VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава были там, уверенные в собственных набитых автоматных дисках по 70 одному патрону, уверенные в собственных томных мортирах, уверенные в собственных «Катюшах», чьи бессчетные разрывы наводили кошмар в ночи. Они были там.

И пятнадцать танков тоже были там, и мы с опаской наблюдали за шумом их марша в черном воздухе.

***

Высшие германские VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава офицеры, сидя пред нами, ожидали 5 часов. Они проявили нам диспозицию на карте. На северо-востоке на много км простиралась пустота: с этой стороны нереально было установить связь. На востоке и юго-востоке позиции были разбросаны по краю деревни, там, где намедни противник провел перегруппировку. Разумеется, никуда нереально было сделать VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава маневр. 5 танков оставались в нашем распоряжении, 5 злосчастных очень изношенных старенькых танков: было надо наслаждаться тем, что оставалось.

Время приближалось к 5 часам. Вдруг германский полковник отдал приказ умолкнуть: длинный, протяжный шум танковых гусениц подымался в завершающейся ночи. Полковник встал, собрал свои карты, отдал символ собственному штабу. Его части, которые мы VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава сменили, уже покинули деревню. Не было больше никакого смысла задерживаться в Новейшей Буде. Оставаясь с нами в заварухе, он рисковал бы быть отрезанным от собственных боец. Через мгновение полковник пропал.

Командир Липперт слушал, закрыв глаза. Шум танков закончился, вновь наступила тишь. Неприятельские танки окончили продвижение. И все. Прошло два часа VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава, и ничего не происходило.

Наши боковые дозорные протирали усталые глаза, вглядывались в поворот холмика, за которым укрывались русские танки. Очереди временами поливали деревню, где, выдвинутый вперед, оставался один наш КП. Это предсказывало нехороший конец.

В семь часов гул танков на марше снова заполнил Новейшую Буду. 5 германских VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава танков двинулись, чтоб поменять позицию. Люди бежали по грязищи, ничего не слыша, ни на что не смотря. Три танковых снаряда, выпущенных в упор, пересекли нашу небольшую избу. Все упало нам на головы, и мы были наполовину погребены под осколками.

Получив в животик большой бутовый камень, я с огромным трудом VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава поднялся, весь в соломенных опилках. С 2-ух сторон от развалин дома с кликом бежали бойцы. Русские танки преследовали их. Какой-то из них уже опередил нас.

Две сотки убитых

Российские ломились в Новейшую Буду. Подобрав два пулемета, мы, командир и я, кинулись в середину 5 10-ов наших людей.

Обе параллельных дороги, меж которыми мы VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава находились, были заполнены лязгом и ревом танков. Пятнадцать танков противника смели наши стрелковые позиции. Люди были раздавлены в грязищи под гусеницами либо уничтожены стаей вопящих азиатов, бегущих за русскими танками.

5 германских танков оттянулись к окраине деревни. Какой-то из них возвратился и столкнулся нос к носу VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава с русским танком. Они прострелили друг дружку за несколько секунд.

Другой российский танк ринулся на нас с таковой скоростью, что мы не успели ничего узреть. Нас со ужасным гулом в ушах подбросило в воздух, и мы свалились как попало, раненые либо убитые.

Наш германский офицер связи как кол воткнулся в густую VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава грязь головой вниз и ногами наверх. Танки продолжали греметь, стрелять на 2-ух дорогах, месить злосчастных пехотинцев, гонимых со всех боков.

Мне удалось скатиться в один окоп. Длиннющий осколок, совершенно жаркий, торчал из гимнастерки. Я ощущал, что был задет в бок и в руку, но мои ноги прочно держали меня.

Люди VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава скатывались по склонам на западе деревни, обезумев, считая, что все было потеряно. Тягач одной из наших пушек спускался посреди их: снаряд из российского танка опрокинул его.

Я приостановил людей на середине склона, посадил на жеребца 1-го из наших офицеров, чтоб он ринулся еще далее и собрал VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава всех, кто удрал.

Наши несколько танков, наши пушки были оттеснены к югу от деревни, но они еще сопротивлялись, и конкретно там было надо сделать кулак.

***

Повдоль горящих изгородей каждый поднялся к домам под градом снарядов «Катюш». Эти разрывы имели необыкновенный эффект. Любой из 30 6 разрывов выкидывал сноп в форме яблони VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 3 глава. Сероватые сады, сады-фантомы, усыпанные заместо фруктов кусочками людской плоти.


vi-spasitelnaya-vest-eposa-moksha-dharma.html
vi-sprashivaete-menya-schitaete-li-vi-sebya-bogom.html
vi-srednesrochnij-plan-ob-utverzhdenii-kompleksnoj-programmi-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-leninsk-kuzneckogo.html