VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ

Как понятно, маленькие крестьянские промыслы по­рождают в массе случаев особенных скупщиков, специ­ально занятых торговыми операциями по сбыту про­дуктов и закупке сырья и заурядно подчиняющих для себя в той либо другой форме маленьких промышленников. Поглядим, в какой связи стоит это явление с общим строем маленьких крестьянских промыслов и VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ каково его значение.

Основная хозяйственная операция скупщика состоит в покупке продукта (продукта либо сырья) для перепро­дажи его. Другими словами, скупщик есть представи­тель торгового капитала. Начальным пт всякого капитала, — как промышленного, так и торгового, — является образование свободных денег в руках отдельных личностей (понимая под свобод­ными — такие деньги, которые VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ нет необхо­димости употребить на личное потребление и пр.). Каким образом происходит эта имущественная диффе­ренциация в нашей деревне, — было тщательно пока­зано выше на данных о разложении земледельческого и промыслового крестьянства. Этими данными выяс­нено одно из критерий, вызывающих возникновение скуп­щика, конкретно: раздробленность, изолированность мел VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ­ких производителей, наличность хозяйственной розни и борьбы меж ними. Другое условие относится к ха­рактеру тех функций, которые исполняет торговый капитал, т. е. к сбыту изделий и к закупке сырых ма­териалов. При жалком развитии товарного произ­водства маленький производитель ограничивается сбытом изделий на маленьком местном рынке, время от времени даже VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ сбытом конкретно в руки потребителя. Это — низшая стадия развития товарного производства, чуть выде­ляющегося от ремесла. По мере расширения рынка таковой маленький раздробленный сбыт (находившийся в полном согласовании с маленьким, раздробленным произ­водством) становится неосуществимым. На большом рынке сбыт должен быть большим, массовым. И вот маленький нрав VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ производства оказывается в непримиримом противоречии с необходимостью большого, оптового сбыта. При данных общественно-хозяйственных усло­виях, при изолированности маленьких производителей и разложении их, это противоречие не могло разрешиться по другому, как тем, что представители богатого мень­шинства забрали сбыт в свои руки, концентрировали его. Жадная изделия (либо сырье) в массовых размерах VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, скупщики таким макаром удешевляли расходы сбыта, превращали сбыт из маленького, случайного и неправиль­ного в большой и постоянный, — и это чисто экономи­ческое преимущество большого сбыта безизбежно повело к тому, что маленький производитель оказался отре­занным от рынка и беззащитным перед властью торго­вого капитала. Таким макаром, в VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ обстановке товарного хозяйства маленький производитель безизбежно попадает в зависимость от торгового капитала в силу чисто экономического приемущества большого, массового сбыта над разрозненным маленьким сбытом[337]. Само собою очевидно, что в реальности прибыль скупщи­ков часто далековато не ограничивается различием меж ценой массового и ценой маленького сбыта, — точно так же, как прибыль VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ промышленного капита­листа часто состоит из вычетов из обычной за­работной платы. Все же для разъяснения прибыли промышленного капиталиста мы должны принять, что рабочая сила продается по собственной реальной стои­мости. Равным образом и для разъяснения роли скуп­щика мы должны принять, что покупка-продажа товаров совершается им VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ по общим законам товар­ного обмена. Только эти экономические предпосылки господства торгового капитала могут дать ключ к осознанию тех различных форм, которые он при­нимает в реальности и посреди которых постоян­но встречается (это не подлежит никакому сомнению) и самое дюжинное мошенничество. Поступать же на­оборот, — как делают заурядно народники, — т VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ. е. ограничиваться указанием на различные выходки “кула­ков” и на этом основании совсем отстранять вопрос об экономической природе явления, это зна­чит становиться на точку зрения вульгарной эко­номии[338].

Чтоб подтвердить наше положение о нужной причинной связи меж маленьким созданием на ры­нок и господством торгового капитала VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, остановимся подробнее на одном из наилучших описаний того, как возникают скупщики и какую роль они играют. Мы имеем в виду исследование узорчатого промысла в Столичной губернии (“Пром. Моск. губ.”, т. VI, вып. II). Процесс появления “торговок” такой. В 1820-х годах, т. е. во время появления промысла, и позже VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, когда кружевниц было еще не достаточно, — глав­ными покупателями были помещики, “господа”. Потре­битель был близок к производителю. По мере распро­странения промысла фермеры стали отсылать узоры в Москву “с каким-либо случаем”, напр., через гре­бенщиков. Неудобство такового простого сбыта ска­залось очень скоро: “где же мужчине, не занимающе VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ­муся этим делом, ходить по домам?” Стали поручать сбыт одной из кружевниц, вознаграждая ее за поте­рянное время. “Она же и привозила материал для плетения узоров”. Таким макаром, невыгодность изоли­рованного сбыта ведет к выделению торговли в необыкновенную функцию, исполняемую одним лицом, собирающим из­делия от многих работниц. Патриархальная VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ близость этих работниц друг к другу (родня, соседи, односель­чане и пр.) вызывает поначалу попытку товарищеской организации сбыта, попытку поручать сбыт одной из мастериц. Но валютное хозяйство немедля проби­вает брешь в древних патриархальных отношениях, немедля приводит к тем явлениям, которые мы констатировали выше по массовым данным о VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ разложе­нии крестьянства. Создание продукта для сбыта приучивает ценить время на средства. Становится необхо­димым наградить посредницу за потерянное время и труд; посредница привыкает к собственному занятию и на­чинает обращать его в профессию. “Подобные поездки, повторявшиеся пару раз, и выработали тип торговки” (1. с., 30). Лицо, ездившее пару раз в VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ Москву, заводит там неизменные сношения, которые так нужны для правильного сбыта. “Вырабаты­вается необходимость и привычка жить заработком от комиссионерства”. Не считая платы за комиссию тор­говка “норовит набросить на материал, бумагу, нити”, берет для себя вырученное за узоры сверх назначенной цены; торговки объявляют, что получили стоимость ниже назначенной: “хочешь отдавай, хочешь VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ нет”. “Торговки начинают доставлять продукт из городка и пользуются здесь значимой прибылью”. Комиссионерка пре­вращается, как следует, в самостоятельную тор­говку, которая уже начинает монополизировать сбыт и воспользоваться собственной монополией для полного подчи­нения для себя мастериц. Вместе с операциями тор­говыми возникают и ростовщические, отдача средств в долг VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ мастерицам, прием продукта от мастериц по пониженным ценам и т. д. “Девицы платят за про­дажу по 10 коп. с рубля, при этом прекрасно пони­мают, что торговка и не считая того с их берет, продавая кружево за более дорогую стоимость. Но они положитель­но не знают, как по VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ другому устроиться. Когда я им гласила, чтоб они по очереди в Москву ездили, — они отвечали, что ужаснее будет, не знают, кому сбы­вать, а торговка уже отлично знает всякие места. Тор­говка сбывает их готовый продукт и привозит заказы, материал, сколки (узоры) и проч.; торговка дает им VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ всегда и средства вперед, либо взаем, и ей даже прямо можно реализовать срезку, если нужда случится. С одной стороны, торговка делается самым необходимым, нужным человеком, — с другой, из нее выраба­тывается равномерно личность, очень эксплуатирую­щая чужой труд, женщина-кулак” (32). Нужно добавить к этому, что вырабатываются такие типы из VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ числа тех же самых маленьких производителей: “Сколько ни при­ходилось расспрашивать, все торговки, оказывалось, до этого сами плели узоры, как следует, были лицами, знающими самое создание; вышли они из среды этих же кружевниц; они не обладали какими-либо капиталами сначало, и только постепенно принимались вести торговлю и ситцами и другими продуктами VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, по мере того как наживались своим комиссионерством” (31)[339]. Таким макаром, не может подлежать сомнению, что в обстановке товарного хозяйства маленький произво­дитель безизбежно выделяет из собственной среды не только лишь более богатых промышленников вообщем, да и а именно — представителей торгового капитала[340]. А раз образовались эти последние, вытеснение маленького раздробленного VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ сбыта большим оптовым сбытом ста­новится неизбежным[341]. Вот несколько примеров того, как на самом деле организуют сбыт более большие хозяева из “кустарей”, являющиеся в то же время и скупщи­ками. Сбыт торговых счетов кустарями Столичной губернии (см. статистические данные о их в нашей таблице; приложение I) делается основным обра VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ­зом на ярмарках по всей Рф. Чтоб вести торговлю самому на ярмарке, нужно иметь, во-1-х, значи­тельный капитал, потому что торговля на ярмарках ве­дется только оптовая; во-2-х, нужно иметь собственного человека, который бы скупал изделия на месте и присылал торговцу. Этим условиям удовлетворяет “единственный торговец-крестьянин”, он же VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ и “кустарь”, имеющий значимый капитал, занимающийся фор­мовкой счетов (т. е. созданием их из рамок и кос­точек) и торговлей ими; “только торговлей занимаются” его 6 отпрыской, так что для обработки надела приходится нанимать двоих работников. “Не муд­рено, — замечает исследователь, — что он имеет воз­можность с своими продуктами VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ участвовать на всех ярмарках, сравнимо же маленькие торговцы сбывают собственный продукт заурядно вблизи” (“Пром. Моск. губ.”, VII, в. I, ч. 2, с. 141). В данном случае представитель торгового капитала так еще не дифференциро­вался от общей массы “мужиков-землепашцев”, что сохранил даже свое надельное хозяйство и патриар­хальную огромную VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ семью. Очешники Столичной губер­нии находятся в полной зависимости от тех промышлен­ников, которым они сбывают свои изделия (очешные станки). Эти скупщики — в то же время и “кустари”, имеющие свои мастерские; они ссужают бедноту сы­рыми материалами с условием поставки изделий “хо­зяину” и т. д. Пробовали было маленькие промышленники сами сбывать VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ продукт в Москве, но потерпели беду: очень нерасчетливо оказалось сбывать по мелочам, на какие-нибудь 10—15 рублей (ib., 263). В узорчатом промысле Рязанской губернии торговки получают ба­рыша 12—50% к заработку мастериц. “Приличные” торговки установили правильные сношения с центрами сбыта и отправляют продукт по почте, что бережет путе­вые расходы VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ. До какой степени нужен оптовый сбыт, — видно из того, что торговцы считают расходы по сбыту не окупающимися даже при сбыте на 150— 200 руб. (“Труды кустик. ком.”, VII, 1184). Организация сбыта белевских узоров последующая. В гор. Белове есть три разряда торговок: 1) “прасольщицы”, которые раздают маленькие заказы, сами обходят мастериц и сдают продукт большим торговкам VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ. 2) Торговки-заказчицы про­изводят лично заказы либо скупают продукт у прасольщиц и возят его в столицы и пр. 3) Большие торговки (2—3 “конторы”) ведут дело уже с комиссионерами, отправляя им продукт и получая большие заказы. Везти собственный продукт в огромные магазины провинциальным торговкам “практически нереально”: “магазины предпочитают иметь VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ дела с гуртовыми скупщицами, доставляющими изделия целыми партиями из самых различных плетений”; торговки и должны сбывать этим “поставщицам”; “от их выяснят все происшествия торговли; они же назначают цены; словом, кроме их—нет спасения” (“Труды кустик. ком.”, X, 2823—2824). Число схожих примеров можно бы прирастить во много раз. Да и приведенных полностью VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ довольно, чтоб созидать, какой абсолютной невыполнимостью является маленький раздробленный сбыт при производстве на большие рынки. При раздроблен­ности маленьких производителей и полном разложении их[342], большой сбыт может быть организован только большим капиталом, который в силу этого и ста­вит кустарей в положение полной слабости и зависимости. Можно судить потому о нелепости VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ хо­дячих народнических теорий, рекомендующих посодействовать “кустарю” средством “организации сбыта”. С чисто теоретической стороны, подобные теории относятся к мещанским утопиям, основанным на недопонимании не­разрывной связи меж товарным созданием и капи­талистическим сбытом[343]. Что все-таки касается до данных российской реальности, то они просто игнорируются сочинителями схожих теорий: игнорируется VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ раздроб­ленность маленьких товаропроизводителей и полное раз­ложение их; игнорируется тот факт, что из их же среды выходили и продолжают выходить “скупщики”; что в капиталистическом обществе сбыт может быть организован только большим капиталом. Понятно, что, выкинув со счета все эти черты противной, но бесспорной реальности, не тяжело VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ уже фантази­ровать in's Blaue hinein[344].[345]

Мы не имеем способности вдаваться тут в описа­тельные подробности относительно того, как конкретно проявляется торговый капитал в наших “кустарных” промыслах и в какое немощное и жалкое положение ставит он маленького промышленника. Притом в следу­ющей главе нам придется охарактеризовывать господство VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ торгового капитала на высшей стадии развития, когда он (являясь придатком мануфактуры) организует в мас­совых размерах капиталистическую работу на дому. Тут же ограничимся указанием тех главных форм, какие воспринимает торговый капитал в маленьких промыс­лах. Первой и более обычный формой является по­купка изделий торговцем (либо владельцем большой мастерской) у VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ маленьких товаропроизводителей. При сла­бом развитии скупки либо при богатстве конкурирующих скупщиков продажа продукта торговцу может не отли­чаться от всякой другой реализации; но в массе случаев местный скупщик является единственным лицом, кото­рому крестьянин может повсевременно сбывать изделия, тогда и скупщик пользуется своим монопольным поло­жением для непомерного снижения VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ той цены, которую он платит производителю. 2-ая форма торгового капитала состоит в соединении его с ростовщичеством: повсевременно нуждающийся в деньгах крестьянин зани­мает средства у скупщика и позже дает за долг собственный продукт. Сбыт продукта в данном случае (имеющем очень обширное распространение) всегда происходит по искус­ственно пониженным VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ ценам, не оставляющим нередко в руках кустаря и того, что мог бы получить наемный рабочий. К тому же дела кредитора к должнику безизбежно ведут к личной зависимости последнего, к кабале, к тому, что кредитор пользуется особенными вариантами нужды должника и т. п. Третьей формой торгового капитала является расплата VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ за изделия то­варами, составляющая один из обыденных приемов дере­венских скупщиков. Особенность этой^формы заключается в том, что она характерна не одним только маленьким промыслам, а всем вообщем неразвитым стадиям товар­ного хозяйства и капитализма. Только большая машин­ная промышленность, обобществившая труд и конструктивно порвавшая со всякой патриархальностью VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, вытеснила эту форму кабалы, вызвав законодательное воспрещение ее по отношению к большим фабричным заведе­ниям. Четвертой формой торгового капитала является расплата торговца теми конкретно видами продуктов, кото­рые нужны “кустарю” для производства (сырые либо вспомогательные материалы и т. п.). Продажа материалов производства маленькому промышленнику мо­жет составить и самостоятельную операцию VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ торгового капитала, полностью однородную с операцией скупки из­делий. Если же скупщик изделий начинает расплачи­ваться теми сырыми материалами, которые необходимы “кустарю”, то это значит очень большой шаг в раз­витии капиталистических отношений. Отрезав маленького промышленника от рынка готовых изделий, скупщик отрезывает его сейчас от рынка сырья и VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ тем оконча­тельно подчиняет для себя кустаря. От этой формы остается уже один только шаг до той высшей формы торгового капитала, когда скупщик прямо раздает материал “кустарям” на выработку за определенную плату. Кустарь становится de facto наемным рабочим, рабо­тающим у себя дома на капиталиста; торговый капитал скупщика перебегает VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ тут в промышленный капи­тал[346]. Создается капиталистическая работа на дому. В маленьких промыслах она встречается более либо наименее спорадически; общее же применение ее отнесшей к последующей высшей стадии капиталистического раз­вития.

VII. “ПРОМЫСЕЛ И ЗЕМЛЕДЕЛИЕ”

Таково обыденное название особенных отделов в описаниях крестьянских промыслов. Потому что на той первоначаль­ной стадии VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ капитализма, которую мы рассматриваем, промышленник еще практически не дифференцировался от крестьянина, то связь его с землей представляется явлением вправду очень соответствующим и требую­щим особенного рассмотрения.

Начнем с данных пашей таблицы (см. приложение I). Для свойства земледелия “кустарей” тут при­ведены, во-1-х, данные о среднем числе лошадок VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ у про­мышленников каждого разряда. Сводя вкупе те 19 про­мыслов, по которым имеются такового рода данные, получаем, что на 1-го промышленника (хозяинаилихозяйчика) приходится в общем и среднем 1,4 лошадки, а по разрядам: I) 1,1; II) 1,5 и III) 2,0. Таким макаром, чем выше стоит владелец по размеру собственного промыслового хозяйства, тем выше VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ он как землепашец. Более большие промышленники практически в 2 раза превосхо­дят маленьких по количеству рабочего скота. Да и самые маленькие промышленники (I разряд) стоят выше сред­него крестьянства по состоянию собственного земледелия, ибо в общем и целом по Столичной губернии в 1877 г. приходилось на 1 крестьянский двор по 0,87 лошади[347]. Как следует, в промышленники VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ-хозяева и хозяйчики попадают только сравнимо богатые фермеры. Фермерская же беднота поставляет в большей степени не хозяев-промышленников, а рабочих-промышленников (наемные рабочие у “кустарей”, отхожие рабочие и пр.). К огорчению, по огромному большинству столичных промыслов нет сведений о земледелии наемных рабочих, занятых в маленьких промыслах. Исключением VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ является шляпный промысел (см. общие данные о нем в нашей таблице, в прилож. I). Вот очень менторские данные о земледелии хозяев-шляпников и рабочих-шляпников.

Положение шляпников Число дворов Количество скота на 1 двор Число душевых наделов Из этого числа Число дворов Число безлошадных Недоимка в руб.
Лошадок скотин овец VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ обрабатывается пустует Обрабатывающих надел Не занимающихся хлебопашеством
сами наймом
Хозяева 1,5 1,8 2,5 - -
Рабочие 0,6 0,9 0,8

Таким макаром промышленники-хозяева принадле­жат к очень “исправным” землепашцам, т. е. к предста­вителям фермерской буржуазии, тогда как наемные ра­бочие рекрутируются из массы разоренных крестьян[348]. Еще больше важны для свойства описываемых отношений данные о методе VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ обработки земли хозяе­вами-промышленниками. Московские исследователи раз­личали три метода обработки земли: 1) средством личного труда домохозяина; 2) “наймом” — т. е. най­мом кого-то из соседей, который своим инвентарем обрабатывает землю “упалого” владельца. Этот метод обработки охарактеризовывает малосостоятельных, разо­ряющихся владельцев. Обратное значение имеет 3-ий метод: обработка “работником”, т. е. наем хозяи VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ­ном сельскохозяйственных (“земельных”) работников; нанимаются эти рабочие заурядно на все лето, при­чем в в особенности горячее время владелец отправляет обыкно­венно на помощь им и рабочих из мастерской. “Таким макаром метод обрабатывания земли средством “зем­ляного” работника является делом достаточно прибыльным” (“Пром. Моск. губ.”, VI VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, I, 48). В нашей таблице мы свели сведения об этом методе обработки земли по 16 промыслам, из которых в 7 совсем нет владельцев, нани­мающих “земельных работников”. По всем этим 16 про­мыслам процент хозяев-промышленников, нанимающих сельских рабочих, приравнивается 12%, а по разрядам: I) 4,5%; II) 16,7% и III) 27,3%. Чем состоятельнее промышленники, тем почаще посреди их встречаются сельские VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ предприниматели. Анализ данных о про­мысловом крестьянстве указывает, как следует, ту же картину параллельного разложения и в промы­шленности и в земледелии, которую мы лицезрели во II главе на основании данных о земледельческом кре­стьянстве.

Наем “земельных работников” “кустарями-хозяевами составляет вообщем очень распространенное явление во VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ всех промышленных губерниях. Мы встречаем, напр., указания на наем земледельческих батраков обеспеченными рогожниками Нижегородской губернии. Скор­няки той же губернии нанимают земледельческих работников, приходящих заурядно из чисто земле­дельческих близлежащих селений. Специализирующиеся сапож­ным промыслом “крестьяне-общинники Кимрской во­лости находят прибыльным нанимать для обработки собственных полей батраков и работниц VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, приходящих в Кимры во огромном количестве из Тверского уезда и примыкающих местностей”. Красильщики посуды Костромской губ. отправляют собственных наемных рабочих, в свободное от промысловых занятий время, на полевые работы[349]. “Самостоятель­ные хозяева” (сусальщики Владимирской губ.) “имеют особенных полевых работников”; потому бывает, что у их отлично обработаны поля, хотя они сами VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ “сплошь да рядом совершенно не могут ни пахать, ни косить”[350]. В Столичной губернии к найму “земельных работни­ков” прибегают многие промышленники кроме тех, данные о которых приведены в нашей таблице, напр., булавочники, войлочники, игрушечники отправляют собственных рабочих и на полевые работы; камушники126, сусальщики, пуговичники, картузники, медношорники держат земледельческих батраков и VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ т. д.[351] Значение этого факта, — найма земледельческих рабочих крестъянатла-промышленниками, — очень велико. Он по­казывает, что даже в маленьких крестьянских промыслах начинает сказываться то явление, которое характерно всем капиталистическим странам и которое служит доказательством прогрессивной исторической роли ка­питализма, конкретно: увеличение актуального уровня населения, увеличение его потребностей VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ. Промышлен­ник начинает глядеть сверху вниз на “сероватого” земле­дельца с его патриархальной одичалостью и стремится свалить с себя более томные и ужаснее оплачиваемые сельскохозяйственные работы. В маленьких промыслах, отличающихся минимальным развитием капитализма, это явление сказывается еще очень слабо; промышлен­ный рабочий только еще начинает дифференцироваться от сельскохозяйственного рабочего VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ. На следующих стадиях развития капиталистической индустрии это явление наблюдается, как увидим, в массовых раз­мерах.

Значимость вопроса о “связи земледелия с промыслом” принуждает нас подробнее тормознуть на обзоре тех данных, которые относятся к другим губерниям, не считая Столичной.

Нижегородская губерния. У массы рогожников зем­леделие падает, и они кидают землю; “пустырей VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ” около 1/3 озимого и ½ ярового поля. Но для “зажиточ­ных мужчин” “земля уже не злая мачеха, а мать-кор­милица”: довольно скота, есть удобрение, арендуют землю, стараются исключить свои полосы из передела и лучше ухаживают за ними. “Сейчас собственный брат бога­тый мужчина стал помещиком, а другой мужчина — бедняк VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ от него в крепостной зависимости” (“Труды кустик. ком.”, III, 65). Скорняки — “нехорошие земледельцы”, да и тут нужно выделить более больших владельцев, которые “арендуют землю у бедных односельцев” и т. д.; вот итоги обычных бюджетов скорняков различных групп: [см. таблицу на стр. 373. Ред.].

Типы семей по состоятельности Число душ об. Пола VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ Работников супруг. пола Наемных рабочих Земли десятин аренда сдача Доход в рублях Расход в руб. Баланс Процент валютного расхода
натурой средствами От натурой средствами всего
Земли земледелия скорняжества всего
Богатая 2 нанято - 212,8 409,8 909,8 212,8 715,8 +194
Средняя - - - -4
Бедная Сами нанимаются - -36

Параллельность разложения хлеборобов и про­мышленников выступает тут с полной очевидностью. О кузнецах VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ исследователь гласит, что “промысел важнее земледелия”, с одной стороны, для богачей-хозяев, с другой стороны, для “бобылей”-работников (ib., IV, 168).

В “Промыслах Владимирской губернии” вопрос о соотношении промысла и земледелия разработан несоизмеримо обстоятельнее, чем в каком-либо другом исследовании. По целому ряду промыслов даны четкие данные о земледелии не VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ только лишь “кустарей” вообщем (подоб­ные “средние” числа, как явствует из всего вышеизло­женного, совсем фиктивны), а о земледелии раз­личных разрядов и групп “кустарей”, как-то: больших владельцев, маленьких владельцев, наемных рабочих; светелочников и ткачей; промышленников-хозяев и остального крестьянства; дворов, занятых местным и отхожим про VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ­мыслом, и т. п. Общий вывод из этих данных, сделан­ный г-ном Харизоменовым, говорит, что если разбить “кустарей” на три категории: 1) большие промышлен­ники; 2) маленькие и средние промышленники; 3) наем­ные рабочие, то наблюдается ухудшение земледелия от первой категории к третьей, уменьшение количества земли и скота, повышение процента “упалых” хо VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ­зяйств и т. д.[352] К огорчению, г. Харизоменов посмотрел на эти данные очень узко и односторонне, не приняв во внимание параллельного и самостоятельного про­цесса разложения крестьян-земледельцев. Потому он и не сделал из этих данных безизбежно вытекающего из их вывода, а конкретно, что крестьянство и в земледелии VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ и в индустрии раскалывается на маленькую буржуа­зию и сельский пролетариат[353]. Потому в описаниях отдельных промыслов он опускается часто до тра­диционных народнических рассуждений о воздействии “промысла” вообщем на “земледелие” вообщем (см., напр., “Пром. Влад. губ.”, II, 288; III, 91), т. е. до игнориро­вания тех глубочайших противоречий в самом строе и про VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ­мысла и земледелия, которые он сам же был должен констатировать. Другой исследователь промыслов Вла­димирской губернии, г. В. Пругавин, является обычным представителем народнических мнений по данному вопросу. Вот образец его рассуждения. Бумаготкацкий промысел в Покровском уезде “вообщем не может быть признан вредным началом (sic!!) в сельскохо­зяйственной жизни ткачей” (IV VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, 53). Данные свиде­тельствуют о нехорошем земледелии массы ткачей и о том, что у светелочников земледелие стоит еще выше общего уровня (см. там же); из таблиц видно, что некие светелочники нанимают и сельских рабочих. Вывод: “промысел и земледелие идут рука об руку, обусловливая развитие и благоденствие друг VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ дружку” (60). Один из образчиков тех фраз, средством которых затушевывается тот факт, что развитие и благоденствие фермерской буржуазии идет рука об руку и в промысле и в земледелии[354].

Данные пермской кустарной переписи 1894/95 года проявили те же самые явления: у маленьких товаропроиз­водителей (владельцев и хозяйчиков) земледелие стоит всего выше и встречаются сельские работники VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ; у ремеслен­ников земледелие стоит ниже, а у кустарей, работающих на скупщиков, состояние земледелия наихудшее (о зем­леделии наемных рабочих и разных групп владельцев данных, к огорчению, не собрано). Перепись обнару­жила также, что “кустари”-неземледельцы отличаются сравнимо с землепашцами: 1) более высочайшей про­изводительностью труда; 2) несоизмеримо более VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ высо­кими размерами незапятнанных доходов от промысла; 3) более высочайшим культурным уровнем и грамотностью." Все это — явления, подтверждающие изготовленный выше вы­вод, что даже на первой стадии капитализма наблю­дается тенденция индустрии подымать жиз­ненный уровень населения (см. “Этюды”, с. 138 и следующие[355]).

В конце концов, в связи с вопросом об отношении промысла VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ к земледелию находится последующее событие. Более большие заведения имеют заурядно более длительный рабочий период. Напр., в мебельном промысле Столичной губернии в окружении белодерев-цев рабочий период равен 8 месяцам (средний состав мастерской тут =1,9 рабочих), в окружении кривья — 10 ^месяцев (2,9 рабочих на 1 заведение), в окружении круп­ной мебели — 11 месяцев (4,2 рабочих VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ на 1 заведение). В башмачном промысле Владимирской губ. рабочий период в 14 маленьких мастерских равен 40 неделям, а в 8 больших (9,5 рабочих на 1 заведение против 2,4 в маленьких) — 48 неделям и т. п.[356] Понятно, что это явление находится в связи с огромным числом рабочих (семейных, наемных промысловых и наемных земле­дельческих) в больших заведениях и VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ что оно выяс­няет нам огромную устойчивость этих последних и их тенденцию специализироваться на промышленной дея­тельности.

Подведем сейчас итоги изложенным данным о “про­мысле и земледелии”. На рассматриваемой нами низ­шей стадии капитализма промышленник заурядно еще практически не дифференцировался от крестьянина. Со­единение промысла с земледелием играет очень важ­ную VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ роль в процессе обострения и углубления кре­стьянского разложения: богатые и безбедные хозяева открывают мастерские, нанимают рабочих из среды сельского пролетариата, скопляют деньги для операций торговых и ростовщических. Напротив, представители фермерской бедноты постав­ляют наемных рабочих, кустарей, работающих на скуп­щиков, и низшие группы кустарей-хозяйчиков, наи VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ­более подавленных властью торгового капитала. Таким макаром, соединение промысла с земледелием упро­чивает и развивает капиталистические дела, рас­пространяя их с индустрии на земледелие и обратно[357]. Характерное капиталистическому обществу отделение индустрии от земледелия проявляется на данной стадии еще в самом зачаточном виде, но оно уже проявляется и — что в особенности VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ принципиально — прояв­ляется совсем не так, как представляют для себя дело народники. Говоря о том, что промысел не “вредит” земледелию, народник усматривает этот вред в забрасывании сельского хозяйства из-за прибыльного промысла. Но схожее представление о деле есть выдумка (а не вы­вод из фактов), и выдумка нехорошая, так VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ как она игно­рирует те противоречия, которые попадают собой весь хозяйственный строй крестьянства. Отделение промыш­ленности от земледелия идет в связи с разложением крестьянства, идет разными способами на обоих полю­сах деревни: богатое меньшинство заводит промыш­ленные заведения, расширяет их, улучшает земледелие, нанимает для земледелия батраков, посвящает про­мыслу VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ все огромную часть года и — на известной сту­пени развития промысла — находит более комфортным выделить промышленное предприятие от земледельче­ского, т. е. передать земледелие другим членам семьи либо реализовать постройки, скот и пр., и перевестись в мещане, в купцы[358]. Отделению индустрии от земледелия предшествует в данном случае VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ образование предпринимательских отношений в земледелии. На другом полюсе деревни отделение индустрии от земледелия заключается в том, что фермерская бед­нота разоряется и преобразуется в наемных рабочих (промысловых и земледельческих). На этом полюсе деревни не выгодность промысла, а нужда и разо­рение принуждает кинуть землю, и не только лишь землю VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, да и самостоятельный промысловый труд, процесс отде­ления индустрии от земледелия состоит тут в процессе экспроприации маленького производителя.

VIII. “СОВДИНЕНИЕ ПРОМЫСЛА С ЗЕМЛЕДЕЛИЕМ”

Такая любимая народническая формула, с помощью которой задумываются решить вопрос о капитализме в Рф гг. В. В., Н. —он и К°. “Капитализм” отделяет индустрия от земледелия VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ; “народное производ­ство” соединяет их в обычном и обычном крестьян­ском хозяйстве, — в этом незамудреном противо­положении хорошая толика их теории. Мы имеем сейчас возможность подвести итоги по вопросу о том, как в реальности наше крестьянство “соединяет про­мыслы с земледелием”, потому что выше были тщательно рассмотрены обычные дела и в земледельческом VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ и в промысловом крестьянстве. Перечислим те разно­образные формы “соединения промысла и земледелия”, которые наблюдаются в экономике российского крестьян­ского хозяйства.

1) Патриархальное (натуральное) земледелие соеди­няется с домашними промыслами (т. е. с обработкой сырья для собственного употребления) и с барщинной работой на землевладельца.

Этот вид соединения крестьянских “промыслов” с VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ земледелием более типичен для средневекового хозяйственного режима, будучи нужной состав­ной частью этого режима[359]. В пореформенной Рф от подобного патриархального хозяйства, — в кото­ром еще совсем нет ни капитализма, ни товар­ного производства, ни товарного воззвания, — оста­лись только осколки, конкретно: домашние промыслы фермеров и отработки.

2) Патриархальное VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ земледелие соединяется с про­мыслом в виде ремесла.

Эта форма соединения стоит еще очень близко к преды­дущей, отличаясь только тем, что тут возникает то­варное воззвание — в этом случае, когда ремесленник получает плату средствами и возникает на рынке для закупки орудий, сырья и проч.

3) Патриархальное земледелие соединяется VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ с маленьким созданием промышленных товаров на рынок, т. е. с товарным созданием в индустрии. Патриархальный крестьянин преобразуется в маленького товаропроизводителя, тяготеющего, как мы проявили, к употреблению наемного труда, т. е. к капиталисти­ческому производству. Условием этого перевоплощения является уже популярная степень разложения крестьян­ства: мы лицезрели, что маленькие хозяева и VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ хозяйчики в индустрии принадлежат почти всегда к богатой либо к безбедной группе фермеров. В свою очередь и развитие маленького товарного произ­водства в индустрии дает предстоящий толчок разложению крестьян-земледельцев.

4) Патриархальное земледелие соединяется с рабо­той по найму в индустрии (также и в земледе­лии)[360].

Эта форма составляет нужное дополнение VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ пре­дыдущей: там продуктом становится продукт, тут — рабочая сила. Мелкое товарное создание в про­мышленности нужно сопровождается, как мы лицезрели, возникновением наемных рабочих и кустарей, рабо­тающих на скупщиков. Эта форма “соединения земледе­лия с промыслом” характерна всем капиталистическим странам, и одна из более рельефных особенностей пореформенной истории Рф VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ состоит в очень резвом и очень широком распространении этой формы.

5) Мелкобуржуазное (торговое) земледелие соеди­няется с мелкобуржуазными промыслами (мелкое то­варное создание в индустрии, маленькая тор­говля и пр.).

Отличие этой формы от 3-ей заключается в том, что мелко­буржуазные дела обхватывают тут не только лишь индустрия VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ, да и земледелие. Будучи более обычной формой соединения промысла с земледелием в хозяйстве маленькой сельской буржуазии, эта форма характерна потому всем капиталистическим странам. Только русским экономистам-народникам предстояла честь открытия капитализма без маленькой буржуазии.

6) Наемная работа в земледелии соединяется с наем­ной работой в индустрии. О том, как проявляется VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ такое соединение промысла с земледелием и каково значение этого соединения, было уже говорено выше.

Итак, формы “соединения земледелия с промыслами” в нашем крестьянстве отличаются чрезвычайным разно­образием: есть такие, которые выражают собой самый простой хозяйственный строй с господством нату­рального хозяйства; есть такие, которые выражают высочайшее развитие капитализма; есть VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ целый ряд переход­ных ступеней меж теми и другими. Ограничиваясь общими формулами (вроде таких, как: “соединение про­мысла с земледелием” либо “отделение индустрии от земледелия”), нельзя сделать ни шагу в деле уясне­ния реального процесса развития капитализма.

IX. НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ


vibirajte-rasteniya-kotorie-v-ravnoj-stepeni-horoshi-i-dlya-vas-i-dlya-vashego-sada.html
vibirat-nam-nauchno-obosnovannih.html
vibiraya-zhizn-sejchas-i-v-proshlom.html